На новые заметки можно подписаться в Telegram. Старые заметки переехали в архив.

Пишу про дизайн интерфейсов, делюсь своими мыслями и транслирую повестку дня.

Позднее Ctrl + ↑

Поругайте меня

В прошлый раз я попытался собрать фидбэк о себе любимом в комментариях к заметке «Обо мне», но получил слишком много неконструктивных положительных отзывов. Если бы кто-нибудь их прочёл, то наверняка подумал бы, что я специально попросил своих друзей похвалить меня.

Меняем правила игры: теперь вы должны (но не обязаны) найти во мне самые кричащие изъяны и указать на них. Поругать меня можно в комментариях к этой заметке.

Не бойтесь говорить честно и открыто, обижаться я всё равно не умею. Писать можно всё что угодно, только, пожалуйста, без мата.

Про биткоин

Waiting for the Last Dance

Если вы считаете, что в этом году биткоин повторит динамику и темпы роста 2020 года, то вы должны верить, что к июлю 2021 года капитализация биткоина превысит все наличные доллары в обращении. Вряд ли власти развитых экономик легализуют и в таких масштабах допустят торговлю активами, в которых нет идентификации выгодоприобретателя.

Быть лучшей версией себя

«Будем наслаждаться своим уделом, не прибегая к сравнениям, — никогда не будет счастлив тот, кого мучит вид большего счастья... Когда тебе придет в голову, сколько людей идет впереди тебя, подумай, сколько их следует сзади».

— Луций Анней Сенека

В бесконечных попытках стать лучшей версией себя я всегда допускал одну большую ошибку: постоянно и безапелляционно сравнивал свой опыт с чужим. Пытался быть в чём-то лучше других людей, постоянно сравнивая себя с ними. Это проигрышная стратегия, потому как в любом случае в мире найдутся люди, которые неизбежно будут в чём-то лучше вас.

Философия стоицизма предполагает, что для достижения человеком спокойствия и безмятежности необходимо не забывать о том, что существуют вещи внешние, на которые мы повлиять не можем, и вещи внутренние, полностью подконтрольные нам. Мы не можем быть заведомо лучше других людей хотя бы потому, что мы — не они и их мы контролировать не в состоянии.

По этой же причине мы не можем быть лучше всех других людей, но должны помнить о том, что продолжая пытаться стать лучше мы уже находимся впереди многих других людей, которые смирились с положением вещей и не предпринимают никаких попыток для того, чтобы жить лучшей жизнью.

Необходимо постоянно стремиться к тому, чтобы отходя ко сну можно было сравнить себя с версией себя из начала дня и сказать: «Сегодня я прожил день благородно, во многом преуспел и многому научился». И так ежедневно. Нужно стараться быть лучше себя прошлого, чем бессмысленно пытаться стать лучше кого-то другого. Оставив стремление стать лучше другого человека вы обретёте спокойствие и контроль над ситуацией, ведь себя вы контролировать можете целиком и полностью.

Обратитесь к прошлому и сравните себя настоящего с тем человеком, который был вами в прошлом году. Вам должно быть немного стыдно за то, каким вы были тогда: порадуйтесь, если это так, ведь в таком случае вы действительно стали лучшей версией себя.

Раздражение и гнев

«Если тебя печалит что-нибудь внешнее, то не оно тебе досаждает, а твое о нем суждение. Но стереть его от тебя же зависит. Ну а если печалит что-нибудь в твоем душевном складе, кто воспрепятствует тому, чтобы ты исправил основоположение?»

— Марк Аврелий

Теория рационально-эмоциональной поведенческой терапии постулирует, что чувство гнева неконструктивно, тогда как раздражение является стимулом к изменению нежелательного положения вещей и, таким образом, является конструктивным. От раздражения гнев отличается не столь много интенсивностью и импульсивностью, как отношением человека к предмету, с которым он вступает в конфликт.

Контроль и выбор

Стоики говорят, что если нас раздражает или вызывает чувство гнева некоторый предмет, то его вины в этом нет: чувство раздражения или гнева вызывает только наше отношение к нему. Марк Аврелий упоминает, что в наших силах изменить наше отношение к этому предмету, вернув утраченное чувство спокойствия: «Но стереть его от тебя же зависит».

В пример можно привести ситуацию, когда некоторый человек намеренно пытается оскорбить или задеть вас, демонстрируя вызывающее поведение. Расстраиваться из-за этого нерационально, потому как вы не знаете, чем руководствуется этот человек и никаким образом не можете изменить его мышление только лишь потому, что вам из-за этого некомфортно. Это внешний раздражитель, который практически никак нет возможности контролировать.

Вы можете указать такому человеку на его недостойное поведение, но делать это стоит с большим вниманием и осторожностью, потому как в большинстве случаев вы только раззадорите его: он поймёт, что ему удалось вас задеть и сможет продолжить разрушать ваше самообладание и спокойствие. В таком случае на обиду будет правильнее отреагировать молчанием или отнестись к ситуации с иронией.

Самоирония требует от человека большой выдержки и остроты ума. Если вы не уверены в том, что успеете придумать ответ для своего оппонента сразу, как только он вас оскорбит, лучше просто промолчать: это могут все. Ведь согласитесь: выйдет очень неловко, если вы весь день будете носить в голове ситуацию, которая вывела вас из себя, а на следующий день заявитесь к обидчику с острым комментарием и напоминанием о том, что именно вчера произошло.

Игностицизм

Я родился в семье православных христиан и некоторое время исповедовал православие. Моё увлечение религией мне пришлось оставить в возрасте семнадцати лет, когда я понял, что не могу честно себе ответить на вопрос, что я понимаю под богом.

В это же время я увлёкся творчеством Альбера Камю и продолжительное время находился под впечатлением его философского эссе «Миф о Сизифе», где автор доступно изложил основные положения абсурдизма. Камю ввёл понятие «философского самоубийства», которое заключалось в отречении от философии абсурдизма и использовании религии для оправдания смысла своей жизни вкупе с облегчением своей участи в этом мире.

Конечно, после отречения от религии мне очень хотелось себя обозвать атеистом или агностиком, однако в этих двух концепциях мне виделось слишком много изъянов. Атеизм, например, в некоторой степени мне напоминает веру, потому что неявно отрицает бога, тогда как это неразумно: некоторые атеисты, выходит, могут верить в отсутствие бога, но никаким образом не могут доказать его отсутствие. Где же здесь научный подход, эмпирика и соблюдение критерия Поппера?

Моё предположение об атеизме можно оспорить, уточнив, что атеизм всё-таки не является верой в отсутствие божественного начала, а представляется отсутствием веры в принципе (подразумевается научный подход для решения этой проблемы). Но здесь есть один спорный момент, заключающийся в том, что атеизм даже в своём названии недвусмысленно характеризует себя как философию «отрицания бога».

Атеисты могут сказать, что «бога нет», но с точки зрения науки доказать или опровергнуть своё заявление никак не могут, потому что эмпирика предполагает наличие эксперимента, который в данной ситуации поставить невозможно. Они также могут заявить, что природа бога им непостижима или вовсе безразлична, но в таком случае будет правильнее обратиться к философии агностицизма, а не атеизма.

Философию атеизма можно свести к следующему: «я либо могу доказать, что бог есть, либо не могу». Если я могу провести эксперимент и доказать или опровергнуть существование бога, то моя вера будет бессмысленной, так как вместо неё у меня окажется знание: бог либо есть, либо его нет. Если я не могу провести эксперимент и доказать или опровергнуть существование бога, то знания у меня нет, может быть только вера.

Агностики мне поначалу импонировали больше атеистов. Они предполагали, что этот мир непознаваем и, следовательно, люди ничего более-менее достоверного о боге узнать не могут. Звучит хорошо, но и этого мне оказалось недостаточно: агностицизм слишком уклончиво говорит о существовании бога, ссылаясь на то, что им это непостижимо.

В конечном итоге я открыл для себя игностицизм, который честно говорит, что другие точки зрения на природу божественного делают слишком много допущений и вообще, чтобы обсуждать бога и иже с ним, необходимо ввести точное его определение, что представляется весьма затруднительным.

Благодаря игностицизму мне стало очень легко отвечать на вопросы, касающиеся веры в бога. Я не тороплюсь отвечать на такие вопросы «да, верю» или «нет, не верю», а просто сразу задаю уточняющий вопрос, чтобы человек ввёл для меня определение бога, после чего уже отвечаю: верю или нет. Но обычно я стараюсь избегать таких дискуссий, потому что они контрпродуктивны по своей природе и не несут никакого смысла: кому какое дело до моей веры за неимением у меня знания относительно этого вопроса.

Кстати, с точки зрения теологического нонкогнитивизма слово «бог» вообще не несёт никакого когнитивного смысла, потому что осмысленных атрибутов бога не существует: есть лишь относительные или негативно определенные атрибуты, которые делают термин бессмысленным. Так что подумайте несколько раз, прежде чем снова полемизировать о существовании бога.

Храни вас Господь.

Контроль и выбор

«Наиболее важной задачей в жизни можно назвать разделение вещей на внешние, контролировать которые у меня нет возможности, и внутренние, что подвластны мне, потому как находятся в зависимости от моих действий и моего выбора. Иначе в чём искать мне добро и зло? Не во внешнем, мне неподвластном, но внутри самого же себя, в воле, исходящей от меня».

— Эпиктет, Беседы, 2.5.4—5

Стоическая философия предполагает использование нами дихотомии контроля: очень удобного инструмента, позволяющего избавиться от беспокойства и вместе с тем обрести уверенность в действительно важных для нас делах.

Эпиктет говорит, что необходимо разделять вещи на внешние и внутренние. Все события в нашей жизни так или иначе можно отнести к внешним или внутренним: внешние мы контролировать не в состоянии по причине того, что они не находятся в зоне нашей ответственности, а внутренние полностью представлены нам, управляются только нами и, как следствие, мы их можем подчинить себе целиком и полностью.

Негативная визуализация
Ретроспективная негативная визуализация

Например, дождь идёт вне зависимости от того, хотим мы этого или нет. Это внешнее событие, потому что мы не можем приказать дождю перестать идти. Однако в нашей власти изменить наше отношение к тому, что нас может огорчить. Да, мы в действительности не можем приказать дождю перестать идти, однако мы можем использовать технику негативной визуализации и представить, что дождя могло и не быть в принципе: тогда бы на планете была глобальная засуха и мы бы страдали от голода. Хорошо, что дождь идёт.

Для избавления от непреходящего чувства беспокойства мы можем относиться с умеренным безразличием к вещам, которые мы не в состоянии контролировать. Благодаря такому подходу обретается настоящая свобода, потому как вещи вне нас перестают иметь над нами власть. Стоическое спокойствие и безмятежность можно обрести лишь только отказавшись от бессмысленных переживаний по поводу событий, на которые мы никоим образом не можем повлиять.

Комментирование заметок

Я немного заморочился и настроил PHP в связке с MSMTP для отправки писем через почтовый шлюз Яндекса, поэтому теперь вы можете комментировать мои заметки без логина через социальные сети. Достаточно просто имени (или псевдонима) и адреса электронной почты.

Внутри каждой заметки есть форма для ввода текста комментария, под которой расположен значок с конвертом, нажав на который вы можете оставить комментарий с использованием имени и электронной почты.

Про политкорректность

Изначально политкорректность была призвана решить проблемы социальных меньшинств, которых «ущемляют» и дискриминируют другие люди по какому-либо признаку. Несмотря на благие начала, политкорректность нельзя назвать «серебряной пулей» и у неё тоже имеются свои изъяны.

Если особенно рьяно и упорно оберегать группы социальных меньшинств от внешнего раздражителя в виде людей, которые могут так или иначе их чем-нибудь оскорбить, то первые рано или поздно станут сверхчувствительны к оскорблениям. Это также может привести к тому, что такие люди будут иногда видеть оскорбления в их адрес даже там, где их априори нет.

Не менее важная проблема заключается в том, что сверхчувствительные к оскорблениям люди в конечном счёте действительно могут поверить в то, что самостоятельно справиться со своими проблемами они уже не в состоянии и начать чувствовать себя ещё более беззащитными и проявлять бо́льшую социальную агрессию по отношению к «мнимым обидчикам».

The Dandy Warhols — Nietzsche

Просто хорошая композиция с минимальным, но исчерпывающим лирическим сопровождением.

Маршрутные огни санкт-петербургского трамвая

Недавно узнал, что у каждого санкт-петербургского трамвая по бокам от таблички с номером маршрута установлены софиты — разноцветные маршрутные огни, соответствующие номеру маршрута.

Такая комбинация из двух разных цветов уникальна для каждого маршрута (не пересекающегося с другими) и особенно полезна, если вы постоянно проживаете в Санкт-Петербурге, потому что со временем вы привыкните к этим огням и будете ориентироваться уже по ним, а не по номерам на табличках. А ещё эта практика помогает людям со слабым зрением различать номера маршрутов трамваев.

У маршрутных огней есть несколько цветов, контрастирующих друг с другом: красный, оранжевый (иногда называют жёлтым), зелёный, синий и белый. Этого достаточно, чтобы присвоить каждому маршруту уникальный цветовой код, состоящий из пары таких цветов.

Цветовые коды маршрутов

Если посмотреть на таблицу цветовых кодов маршрутов, то можно заметить, что не для всех маршрутов подобраны уникальные пары цветовых кодов. Но это не беда, потому что обычно такие трамваи ходят по разным веткам и никогда не пересекаются.

Ранее Ctrl + ↓